RSS

Городской портал госуслуг
Газета «Преображенка»
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Современный терроризм и меры противодействия идеологии терроризма

18:01 25.11.2016
Современный терроризм. Роль политических и идеологических факторов в причинах его возникновения и сохранения. Меры противодействия

Автор: В. И. Орлов

Я бы хотел сразу перейти к роли политических и идеологических факторов и дать личную оценку причинам возникновения и сохранения современного терроризма не только в нашей стране, но и в мире в целом.

Если мы посмотрим на список террористических организаций, деятельность которых запрещена на территории России решением Верховного суда, то увидим, что практически все они прикрываются в своей деятельности исламской религией. Подчеркиваю — прикрываются исламской религией, и ни в коем случае их нельзя отнести к исламским организациям. Подобная же ситуация и со списками террористических организаций в других странах.

Поэтому не случайно мы столь пристальное внимание уделяем религиозно-экстремистскому фактору в терроризме. И еще потому, что под флагом религиозного экстремизма совершены самые жестокие террористические акты современности. К тому же, инквизиция и крестовые походы еще не вычеркнуты из исторической памяти.

Наиболее известной среди всех террористических организаций является, конечно же, Аль-Каида, которая имеет свои филиалы в Ираке, странах исламского Магриба. Именно с ней, да еще пожалуй с Хизб-ут-Тахрир, Братьями мусульманами мы связываем понятие международного терроризма и экстремизма.

Международными террористическими и экстремистскими организациями создана такая система идеологической обработки мусульманского населения, что терроризм в настоящее стал настоящим проклятьем человечества.

Основным звеном этой системы, и во вчерашних докладах это нашло отражение, является единое информационное пространство. Оно достигло такого аргументационного насыщения, что способно само по себе воссоздавать террористическую инфраструктуру и провоцировать совершение террористических актов.

Ситуация складывается таким образом, что в настоящее время для управления террористической деятельностью отсутствует необходимость в каком-то руководящем центре. Сама информационная среда способна и убеждать человека в необходимости убивать себе подобных, и учить, как это делать. Поэтому террористические группировки возникают и совершают преступления зачастую без всякой криминальной логики, в самых неожиданных местах, с самыми непредсказуемыми последствиями.

Откуда же все это появилось? Почему именно ислам стал объектом экстремистских устремлений.

Равиль Гайнутдин — Председатель совета муфтиев России видит несколько основных связанных между собой причин.

Причина «военно-историческая» вызвана колониальным гнетом в отношении мусульманских стран, национально-освободительной борьбой и сохранением запала вооруженного противостояния враждебному Западу. Последствия колониализма еще не преодолены и оказывают серьезное влияние, особенно на неблагополучные слои населения, возбуждая в них протестные настроения.

Причина «социально-экономическая» связана с отставанием мусульманских стран от бывших колонизаторов в экономической, социальной и гуманитарной сферах. Это обстоятельство приводит к росту социальной зависти и ненависти в широких слоях малообеспеченного населения в отношении бывших колонизаторов-иноверцев.

«Идейно-богословская» причина вызвана тем, что колонизаторы в период своего правления в мусульманских странах прибегали к услугам местных политиков и имамов, используя их в качестве марионеток. Те, в свою очередь, для легитимизации колониальной власти пытались подвести под необходимость «смирения» с властями богословское обоснование.
Поэтому борцы за независимость искали религиозную и идеологическую аргументацию своим идеям в так называемом «чистом исламе», который стал идейным базисом уже для всякой борьбы за социальную справедливость и «лучшую жизнь».

Причина «психологическая» основана на многовековом существовании общемусульманской Османской империи — халифата. После ее крушения и официального упразднения халифата самим же халифом, а затем колониального господства европейцев над огромной частью бывшей империи, сформировался естественный в таких случаях комплекс «подавленного самолюбия».

Причина «геополитическая» связана с быстрым и во многом неожиданным распадом СССР, который был идейным, финансовым, политическим и военным центром борьбы за светлое будущее всего человечества. Идейная ниша борьбы за социальную справедливость опустела, ее поспешили занять экстремистские организации, необоснованно называющие себя мусульманскими.

«Духовная» причина вызвана появлением «салафизма» в его примитивной редакции, отвергавшей не только языческие обычаи, но и все богатство исламской мысли прошлых веков (радикальной ветвью такого «салафизма» стал так называемый «ваххабизм»).

«Общекультурная» причина увязывается с низким уровнем общей культуры и образования в мусульманских странах.
С этими причинами появления радикализации, трудно не согласиться.

Но могли ли эти причины сами по себе привести к возникновению террористических организаций и к священной войне за всемирный исламский халифат?

Есть еще одна группа причин. Это внешнеполитические причины. Основной из них —является (снова цитирую Равиля Гайнутдина) — «Религиозно-политическая» причина, она связана с образованием государства Израиль, захватом принадлежавших арабам земель, изгнанием 3 миллионов палестинцев. Перед лицом мусульманской солидарности радикальные круги сионистской направленности объявили «врагом человечества» саму религию ислама, в которой якобы кроются корни экстремизма и терроризма.

Вышеуказанные недостатки активно используются спецслужбами некоторых стран. Имеет место финансовая поддержка и использование «агентов влияния» среди фанатиков и экстремистов в этно-мусульманской среде для создания имиджа исламской угрозы и для организации зон «управляемых конфликтов» в местах проживания мусульман. Известно, например, что Усама бен-Ладен был агентом ЦРУ и занимался формированием единого фронта против советских войск в Афганистане. Тот факт, что его по сей день «не могут» поймать, тоже о многом говорит»2.

Я бы мог к этому добавить, что подобные претензии к западным странам предъявляет практически весь мусульманский мир: и радикальный, и традиционный. И использует в качестве аргументов в информационной войне.

Автору «доктрины Картера» Збигневу Бжезинскому приписывают признание в том, что «3 июля 1979 года, то есть за полгода до вступления советских войск в Афганистан, президент США Дж. Картер подписал секретную директиву о выделении полумиллиарда долларов на «создание международной террористической сети, которая должна распространять исламский фундаментализм в Средней Азии и дестабилизировать таким образом Советский Союз». Впоследствии в рамках специально разрабатываемых операций выделялись уже миллиарды долларов на создание в исламском мире сети медресе ваххабитского направления.

Но Советского Союза не стало.

А изменилась ли политика Запада по отношению к Российской Федерации? (позвольте, я для краткости буду Западом называть США и их ближайших союзников, безоговорочно поддерживающих движение НАТО к нашим границам и размещение элементов ПРО в Европе).

Эта тема является непростой для публичного обсуждения. Практически все западные страны являются нашими партнерами по антитеррористической коалиции. По большинству вопросов, касающихся международного антитеррористического сотрудничества, у нас одинаковые позиции, есть много примеров успешных совместных действий по предупреждению террористических актов.

Однако некоторые шаги, предпринятые ими в области геополитики, результатом которых являются односторонние действия по приближению НАТО к нашим границам, вовлечение некоторых стран СНГ в антироссийскую деятельность, события в Южной Осетии и некоторые другие свидетельствуют о том, что Запад не видит никакой разницы между Советским Союзом и Россией.
Совсем недавно, 19 августа 2008 года, на встрече министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе госсекретарь США Кондолиза Райс впервые публично признала роль НАТО в устранении с мировой арены Советского Союза, заявив, что НАТО, победившее в «холодной войне» и добившееся развала СССР, не позволит России проводить новые линии по Европе». Об этом писали наши газеты на следующий день после упомянутой встречи.

В текущем году по первому телевизионному каналу был продемонстрирован документальный фильм «Абубакар: план Кавказ», в котором министр иностранных дел в правительстве Дудаева, проживающий в настоящее время в Турции, а в свое время работавший на радиостанции «Свобода» — Шамсетдин Юзеф с неожиданных для многих в нашей стране позиций оценивает некоторые причины появления религиозного экстремизма и сепаратизма в Чеченской Республике в начале 90-х годов. Вот что он говорит по этому поводу перед телекамерой. Цитирую «В начале 90-х разведки сразу нескольких государств начали работу по разделению Кавказа на несколько мелких государств. Первые ваххабиты все были гражданами Америки. Прилетал ко мне и к Джохару Дудаеву из США Усама бен-Ладен. Он тогда был американским гражданином. Призывал убивать русских. Это потом власти Америки с ними поссорились.
Иорданец Фатхи, который учился со мной в одной школе, потом уехал в Америку, там отпустил бороду, перебрался в Афганистан, откуда был направлен к нам в Чечню. Именно через Фатхи Дудаев и его окружение контактировали с Усамой бен-Ладеном, а также с американским посольством, сотрудники которого всячески подталкивали Дудаева к войне. Одного звали Андерсен. Он был главным. Нас даже возили в Лондон люди из ЦРУ. Несколько раз присылали делегации. Искали любые способы, чтобы начать войну. Мы тогда думали, что их интересует чеченская нефть. Но нефть —это мизер. Им нужно было Каспийское море».

В этом же телефильме выступали и некоторые представители госструктур США, которые говорили, что всячески стремились удержать Дудаева от силовых действий и резкого разрыва отношений с федеральным центром.

Давайте пока оставим это без комментариев. Для того, чтобы сделать вывод о том, в какой степени политическая подоплека влияет на террористическую активность, необходимо упомянуть еще несколько событий, ключевыми участниками которых являются западные страны:

• арабо-израильское противостояние с кульминацией в 1967 году. Тайную завесу этих событий приоткрыл в 2006 году бывший президент США Дж.Картер, изданием своей книги «Палестина: мир, а не апартеид», в которой он делает вывод о том, что арабо-израильский конфликт не может быть урегулирован без возврата к временам начала шестидневной войны 1967 года, то есть к 5 июня, когда сектор Газы, Шар а-Шейх и весь Синайский полуостров до Суэцкого канала, Западный берег реки Иордан и Голландские высоты, еще не были Израильскими. Это утверждает человек, который очень хорошо знает причины арабо-израильского противостояния. А ведь именно этот конфликт питает радикализм более полувека;

• Афганистан № 1 и десятилетняя война (под видом выполнения интернационального долга) Советского Союза с силами, противостоящими социалистически ориентированному Б.Кармалю, что активизировало радикализм, отвлекло наши силы от решения социальных задач и измотало в гонке вооружений и других непродуктивных отвлечениях ресурсов. В это же время стараниями Запада появился монстр в лице Усамы бен-Ладена и международных террористических структур;

• контртеррористическая операция в Чеченской Республике, которая привела к росту радикализма на Северном Кавказе и послужила консолидации исламистов. В то же время, известно, что к развалу СССР и возбуждению религиозного экстремизма на Северном Кавказе приложили руку западные страны;

• Косово, которое явилось, с одной стороны демонстрацией лояльности западных стран к мусульманам и исламскому миру, а с другой — созданием прецедента реализации идей сепаратизма, с консервацией межрелигиозного и межнационального конфликта, который будет питать терроризм в регионе;

• Афганистан № 2. Втягивание в противостояние с исламским миром стран Европы. В настоящее время предпринимаются усилия по созданию вооруженных формирований из племен, противостоящих Движению Талибан. То есть речь идет о начале гражданской войны, с неясными временными рамками и вариантами разрешения конфликта;

• Ирак. Катализация радикализма, призывы к консолидации «джиха-дистских» сил по всему исламскому миру. Объявление Аль-Каидой стран, направивших воинские контингенты в Афганистан и Ирак, главными врагами ислама и объектами террористических атак.

А еще был Кувейт с «бурей в пустыне», где определенные западные круги, играя на амбициях Хусейна, смогли серьезно обострить отношения между Ираком и Кувейтом и подтолкнуть Багдад к войне.

Еще была война между Ираком и Ираном 1980-1988 гг., где Запад также сыграл свою стимулирующую роль.

Не снят с повестки дня вопрос о военной операции США в отношении Ирана с целью его возврата в русло западного влияния. На кону не только контроль над иранской нефтью (10% мировых запасов), но и доступ к гигантскому нефтяному резервуару Каспия, закрепление в Средней Азии ввиду перспективы кардинального перераспределения нефтепотоков из стран бывшего СССР через новые трансиранские нефтепроводы к терминалам Персидского залива.

Независимо от декларированных целей, которые преследовали западные страны в перечисленных событиях, все они в той или иной степени оказали и продолжают оказывать влияние на рост террористических проявлений в мире. События в Афганистане и Ираке привели просто к террористическому коллапсу в этих странах и сделали Европу главной мишенью террористов.
А то влияние, которое они оказывают на радикализацию мусульманского населения, еще долго будет ощущаться во всем мире. Фактически заложены основы конфликта цивилизаций (христианской и исламской).

Справочно.

В Ираке конфликт развивается в сторону противостояния религий. Исламисты убивают христиан (ассирийцев), сжигают их дома, вынуждают покидать места проживания. Тысячи христиан уже превратились в беженцев.

Может быть все, что происходит, является результатом непродуманных действий в каждой конкретной ситуации? Хотели, как лучше, а получилось как всегда.

Уверен, что это не так. Перед вторжением воинских контингентов НАТО в указанные страны в распоряжении западных аналитиков был опыт вооруженной экспедиции Великобритании в Афганистан (англо-афганские войны 19 века) 3, и опыт боевых действий СССР и США в Афганистане. Руководство Российской Федерации пыталось всеми силами удержать США от необдуманного шага.

Те, кто убеждал американскую администрацию принять решение на военную операцию, заведомо знали, к чему это все приведет. Известно, что, Афганистан. В 1839 английские войска заняли Кандагар, Газни, Кабул. В ответ началась антианглийская партизанская война. В результате восстания в Кабуле (ноябрь 1841) оккупационная армия была уничтожена, английский ставленник шах Шуджа убит. К концу 1842 остатки английских войск эвакуировались из Афганистана.

Вторая англо-афганская война (1878–1880). Английские войска (36 тыс. чел.) вторглись в Афганистан, в январе 1879 заняли Кандагар. Эмир Якуб-хан заключил с Англией Гандамак-ский договор (см. англо-афганские договоры и соглашения 19–20 вв.), вызвавший народное восстание в сентябре 1879. 27 июля 1880 у Майванда (близ Кандагара) афганские силы разгромили английскую бригаду. В Кабуле англичане были осаждены почти 100-тыс. армией повстанцев. Англия была вынуждена отказаться от планов завоевания Афганистана, однако по соглашению 1880 с эмиром Абдуррахманом устанавливался английский контроль над внешней политикой страны.

В результате международные террористические организации провозгласили террористический «джихад» против «иудеев» и «крестоносцев» за создание «всемирного исламского халифата». Главными врагами они объявили Соединенные штаты, Израиль и страны Европы, принимающие участие в войнах в Ираке и Афганистане.

Силы международного терроризма начинают активно действовать там, где сепаратизм, национализм и религиозный экстремизм перерастают в вооруженные столкновения с властью (не важно какой). Главное, чтобы одной из сторон была называющая себя религиозной группировка, ведущая борьбу за создание «всемирного исламского халифата».

Цепь перечисленных событий наводит на мысль о том, что определенные круги и лица в Соединенных Штатах Америки заинтересованы в том, чтобы на Евразийском пространстве полыхали локальные войны. От финансирования экспедиций в зону боевых действий проигрывают государственные бюджеты, но выигрывают конкретные лица.

И еще один аспект этого же вопроса. В Соединенных Штатах и до 11 сентября, и после трагедии террористические акты практически не совершались (кроме американских представительств и граждан за рубежом). Но там предпринимаются беспрецедентные меры по предотвращению проникновения в страну террористов и ввоза средств террора. На разработки и производство технических средств защиты от террористических атак морских и воздушных гаваней выделяется из бюджета миллиарды долларов.

Защита от терроризма стала приоритетной задачей во всех без исключения странах мира. Это вызвало рост бюджетных расходов, что фактически привело к гонке антитеррористических вооружений (кто будет в лидерах, тот лучше защитится от террористических атак, выживет сам и выиграет на рынке сбыта антитеррористической продукции). Уже сейчас наиболее успешные корпорации в ряде случаев стремятся «навязать» свою продукцию неблагополучным с точки зрения террористической активности странам. При обсуждении бюджетов западных стран уже сейчас разворачиваются нешуточные «войны», звучат требования об увеличении бюджетных ассигнований на борьбу с терроризмом. Некоторые видные специалисты открыто признают, что проблема терроризма превратилась в инструмент внутриполитической борьбы.

Вряд ли кто доподлинно назовет имя и фамилию человека, кому первому пришла мысль реанимировать идею всемирного исламского халифата, но эта идея очень хорошо вписывается в теорию управляемых вооруженных конфликтов. Идея мирового господства в современном варианте способствует зомбированию целых народов, толкая их к затяжным вооруженным конфликтам, заведомо не приводящим к достижению желаемых целей.

История свидетельствует, что претензии на мировое господство в конце концов всегда заканчивались крахом, но сопровождались массовыми жертвами. В то же время те, кто запускает механизмы долговременных вооруженных противостояний, прекрасно знают, каким образом возбужденные амбиции конкретных личностей можно конвертировать в деньги. Например, известно, что на жажде Гитлера стать властелином мира американские корпорации за годы второй мировой войны заработали около 180 миллиардов долларов. По другим данным, валовой внутренний продукт США в период с 1938 года по 1945 увеличился с 800 млн. долларов до 1470 млн. В незначительной степени ВВП увеличился в Великобритании, остальные воюющие страны проиграли.

Следовательно, есть конкретные люди, заинтересованные в войнах и вооруженных конфликтах, которые объективно приводят к росту террористической активности. Этими людьми не всегда являются лидеры государств. А в демократических странах — тем более. В эту категорию не входят руководители и сотрудники спецслужб, правоохранительных органов или военнослужащие — они первыми гибнут в конфликтах. И уж тем более нет таких людей среди стариков женщин и детей, против которых проявляют «особую доблесть» бандиты, называющие себя «моджахедами».

Таких людей надо искать среди тех, кто непосредственно получает прибыль от войн, вооруженных конфликтов или от терроризма. Или надеется получить финансовые преимущества после того, как через войны, конфликты и терроризм будут правильно (так, как им требуется) расставлены фигуры на великой шахматной доске.

Людей из этой категории политолог Сергей Кургинян назвал террористической элитой. Я с этим полностью согласен.

В западных странах элита лоббирует принятие решений о боевых действиях, вторжениях, ударах по тем странам, которые представляют интерес для конкретных личностей из этой элиты.
Располагая неограниченными финансовыми возможностями, представители элиты могут специально создавать и контролировать деятельность неправительственных организаций, средств массовой информации, фондов и других элементов гражданского общества. Демократические завоевания, к сожалению, очень легко можно поставить на службу злу.

Справочно: За рубежом насчитывается более 60 организаций, поддерживающих северо-кавказских сепаратистов и террористов. Из них только в США — 20, в Турции—14, в Иордании —4, в Бельгии— 2, Дании —3, Польше —2, Финляндии—4, Франции— 1, ФРГ —3, в Азербайджане и Украине по 2, в Грузии— 1, в Великобритании —члены т. н. правительства Ичкерии. Надо иметь в виду, что все они отрабатывают выделяемые им деньги. То есть, все они действуют, в том числе в информационном пространстве.

Ежегодно в европейских странах, таких как Польша, Дания, Нидерланды, Турция, в ряде стран Балтии и Скандинавии, проводится до сотни антироссийских пропагандистских акций — конференций, митингов, шествий, семинаров. В ходе этих акций каждый раз реанимируется один и тот же набор обвинений Российской Федерации в геноциде на Северном Кавказе, при этом приводятся каждый раз корректируемые в сторону увеличения цифры о количестве погибших гражданских лиц, детей. К сожалению, даже официальные структуры в западных странах пользуются полученной с таких акций информацией для оценки ситуации в регионах Российской Федерации.

На подобных форумах выдвигаются требования активизировать работу по провозглашению независимости Чеченской Республики и других республик Северного Кавказа, поскольку прецедент Косово создает для этого благоприятный фон. Экстремистами планируется подключить ООН к организации референдума по вопросу о суверенитете Чеченской Республики с последующим развитием ситуации по косовскому сценарию с созданием независимого от России «Кавказского эмирата».

Все это подстегивает радикализацию в западных (и не только в западных) странах. А ведь там уже существует проблема «еврохалифата».

Поэтому мы не должны удивляться, когда в очередной раз получаем отказ в экстрадиции Березовского и Закаева из Великобритании, подобных им личностей из Швеции, когда не можем закрыть экстремистские сайты, находящиеся в доменной зоне западных стран.

Вышеизложенное показывает, что если исходить из логики действий элит, то становится понятным, почему многие события происходят не только вопреки международному праву, но и здравому смыслу.

К террористической элите в полной мере можно отнести Усаму-бен-Ладена, а также лидеров экстремистских и террористических организаций. Какими бы благородными целями они ни стремились прикрыть свою деятельность, в основе все равно лежит жажда денег или жажда власти через убийство людей. И то, и другое —греховно. Еще и поэтому обвинять ислам в склонности к терроризму или экстремизму нельзя.

На мой взгляд, именно деятельность террористической элиты, ее лоббистские возможности не позволяют уйти от пресловутых двойных стандартов. И не уйдем до тех пор, пока терроризм является средством реализации политических и экономических интересов представителей элиты, в основном стоящей вне исламского и, тем более, православного мира. Причем эти интересы не обусловлены необходимостью физического выживания, а вызваны жаждой безграничного обогащения, скрытого доминирования и дальнейшего паразитирования на теле созидательной части Земной цивилизации.

В этом мне видятся глубинные первоначальные причины конфликтов, приводящих к терроризму. Все остальное вторично.

Уважаемые коллеги, вы можете спросить, а какой же практический выход из утверждения об элитарных причинах конфликтов. Какв таком случае выстраивать противодействие терроризму? Элиты — это что-то неконкретное и неуловимое. А сама тема полузапретна, у некоторых вызывает недоверчивую ухмылку.

Дело в том, что с точки зрения элитарного подхода к рассмотрению ситуации совершенно по-другому видится расстановка сил на той самой «шахматной доске». Если оставить за скобками неуловимую элиту, то мы (силы антитеррора) и «террористы-джихадисты» являемся непримиримыми противниками, обреченными на нескончаемые взаимообвинения, на вечную войну, на взаимоуничтожение.

В этой конфигурации даже в информационном противоборстве нам трудно найти убедительные аргументы, которые нельзя было бы опровергнуть современной конфликтной практикой. Разве что варварство, с которым совершаются террористические акты, и которое дискредитирует самих террористов. Но в последнее время они изменили тактику действий. Нападают в основном на сотрудников правоохранительных органов, представителей власти и духовенство.

Что еще мы можем противопоставить идеологам терроризма? Канонические доказательства того, что ислам и терроризм не совместимы? С этим никто не спорит. Но, ведь, глубоко верующий человек с правильными религиозными убеждениями, видя, что мусульман убивают, захватывают их землю, все равно никогда не смирится с этим? Это даже не по-христиански! Поэтому обучение в наших учебных заведениях традиционной религии может стать хорошей основой для последующей радикализации на примерах из жизни. Хизб-ут-Тахрир, например, рассматривает усвоение молодыми людьми основ веры в качестве первой ступени к последующему вовлечению в свои сети. Поэтому очень важна системная воспитательная работа с молодежью на всех уровнях, с использованием всего потенциала государства и гражданского общества.

Но, применяя ситуационный подход, возьмем другую конфигурацию, в которой присутствует террористическая элита в качестве самостоятельного игрока в ситуации. Для нее выгодна как напряженность, так и борьба с напряженностью. Как военный пожар, так и действия по его тушению. Следовательно, и для нас, и для экстремистов-террористов появляется одно объединяющее начало. И мы, и они становимся жертвами, живым товаром, торгуя которым элита богатеет. Террористы в этом случае становятся слепым орудием элиты, «зарабатывая» ей материальные блага своей кровью и кровью своих единоверцев, кровью других людей. Получается парадоксальная ситуация. Лидеры международных террористических организаций объявили своими врагами «иудеев» и «крестоносцев» и сами же оказались в услужении у самых реакционных представителей «иудеев» и «крестоносцев» (у элиты), поскольку своими террористическими действиями способствуют достижению целей элиты. При этом наносят непоправимый ущерб исламу и мусульманскому миру. Следовательно, речь может вестись либо о сговоре элит, либо об использовании западной элитой террористической элиты, действующей от имени ислама, «втемную».

Над парадоксальностью ситуации для сил, противостоящих терроризму и экстремизму, каждый из читающих данную статью можем поразмыслить самостоятельно.

Ситуация с включенностью элиты в инспирирование военной активности, представляется более реалистичной. Безусловно, она нуждается в научном осмыслении. На мой взгляд, необходимо вернуться к трудам Г.Моски, Ф.Парето, Р.Михельса, а также американского политолога Д.Ридсмана, с его «вето-группами» и к трудам других ученых, рассматривающий элиты в качестве творцов истории.

Этот подход предоставляет в наше распоряжение мощный аргумент для разъяснительной работы, однако приведет нас к необходимости корректировки подходов к противодействию терроризму, прежде всего к профилактике, в том числе в международном сотрудничестве и не только в области антитеррора.

Необходимо разъяснять нашей молодежи, всем жителям страны, террористам, заключенным, отбывающим наказание за террористическую и экстремистскую деятельность, народам западных стран как действуют элитарные механизмы принятия решений, какую угрозу несут миру действия элит. Нам также необходимо широко презентовать Россию на Западе, разъяснять ее миролюбивую сущность, отсутствие внутренних причин для агрессии по отношению к соседним странам и заинтересованности нашей элиты в мирном сотрудничестве.
Здесь широкое поле для журналистского творчества, киноискусства.

Работу по информационному противодействию терроризму, на мой взгляд, необходимо выстраивать по трем основным направлениям.

1. Формирование (а там, где они есть—совершенствование) механизмов защиты информационного пространства и населения Российской Федерации от распространения идеологии терроризма и экстремизма:

• в Интернете (создание правовых механизмом изъятия вредной информации. «Вредность» должна определяться экспертными учреждениями, которые необходимо создавать с участием гражданского общества);
• возрождение системы оценивания профессиональными критиками интеллектуальной продукции, оказывающей влияние на духовную сферу человека, особенно молодежи (в сфере литературы, кино, телевидения) с целью недопущения проникновения в информационное пространство, изъятия из него, или разъяснения людям того, что губительно влияет на физическое и психическое здоровье подрастающего поколения.

2. Совершенствование системы и активизация информационного противодействия терроризму:

• увеличение присутствия государства в медийном пространстве, увеличение бюджетных расходов и привлечение бизнес-сообщества к созданию образцов высоконравственного искусства, воспитывающего с малых лет адекватное восприятие жизни (без запретных тем в области геополитики), патриотизм, законопослушание, ответственность за окружающий мир, свое здоровье и здоровье окружающих людей;
• вооружение людей знаниями, необходимыми для своей самоидентификации в социуме, соблюдения личной безопасности, повышения степени доверия к правоохранительным органам;
• создание системы адекватного реагирования на информационные вызовы и продвижения антитеррористической информации в информационное пространство и конкретным адресатам в стране и за рубежом. Разъяснение роли террористической элиты в военной и террористической активности.
Привлечение к этим мероприятиям институтов гражданского общества, включая научные учреждения, религиозные организации, творческие союзы, СМИ.

3. Совершенствование социально-политических, правовых, нравственных и иных основ для эффективного противодействия идеологии терроризма и экстремизма:

• постоянная актуализация нормативной правовой базы;
• повышение жизненного уровня населения (его выравнивание), гарантирование равных условий для получения образование, работы, доступа к благам цивилизации;
• активные действия по борьбе с язвами общества (наркоманией, алкоголизмом, табакокурением, а также со всеми видами преступности). Информационное сопровождение этой работы, особенно в республиках с мусульманским населением.

Первый опыт, приобретенный в процессе работы по информационному противодействию терроризму, показывает, что:

1. Информационное противодействие терроризму должно стать составной частью общей информационной политики государства.
2. Информационным противодействием нельзя заниматься факультативно и без единого управляющего и координирующего центра, осуществляющего свою работу планомерно, непрерывно и на профессиональной основе.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати